Himawari Gakuen

Объявление


ученики учителя горожане кроссоверы нужные персонажи срочно ищем!


акции помощь новичку фракции валюта отношения текучка отчиталка набор штата АДМИНИСТРАЦИЯ

Дата: 28.08.2016-4.09.2016
Погода: жарко и сухо

сюжетные квесты

► Новый дом
Запись в дома по квесту
► Поиск правды
Запись в детективы

новости

► Главные новости за последнее время



Лучший эпизод: Один раз - случайность, два - тенденция, а три - закономерность

Кай стояла, опустив глаза в пол. Она выпятила нижнюю губу, нацепила на лицо выражение крайней скорби и хныкала.

- Ну дяяяденька, - жалобно завела она в который раз. - Ну пожааалуйста, простите. Ну только в этот раз, честно-честно.
Перед ней и владельцем магазинчика на витрине лежало несколько блокнотов, набор гелевых ручек и точилка в виде панды. Все это Каири пыталась вынести, не заплатив, и была поймана с поличным.
Владелец комбини был, по сути, человеком не злым, а потому правда не знал, что делать. В то же время непутевую школьницу надо было наказать, а потому он грозно раздувался и возмущался, грозясь отвести ее в полицию.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Himawari Gakuen » #Flashback » Учитель - это призвание


Учитель - это призвание

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

8.04.2010, время занятий
Учительская, кабинет Ли Хена
Шин Ли Хен
Каденокоджи Чинатсу

+1

2

Наверное, ничего не могло бы выгнать Ли Хена из его кабинета в его законные свободные от классной работы часы. А тем более заставить его пойти в это время в учительскую, где, как раз, обычно и собирались все, у кого в это время было "окно".  Пили чай, делились пончиками и хвастались приготовленными их женами о-бенто. Одним словом, просто предостаточно причин, почему Шин ненавидел эти сборища.
Однако, там была кофеварка. И, пожалуй, свежезаваренный кофе высшего сорта и был единственной причиной, что заставляла его посещать это адово место. Он уже, конечно, подумал о том, какой глупостью было не внести личную кофе-машину в список того, что ему нужно в кабинет и теперь планировал, как бы раскошелить мера еще и на этот маленький каприз. Ну а пока приходилось пользоваться общей. 
Подходя к двери этого места, Ли Хену безумно хотелось бы словть каког-то шляющегося ученика и заставить его заглянуть: есть ли там кто и как много? Но, как на зло. никто не прогуливал. или имел мозги прогуливать не в коридоре около учительской. Поэтому, подавив в себе желание приоткрыть дверь и в щелочку проверить наполненность комнаты, Ли Хен, напротив, широки жестом распахнул дверь и вошел, готовый ко всем быстрым взглядам, косым переглядывания и внезапно возникшей паузе.
И тут, о чудо, в учительской никого не оказалось. Почти не верящий в такое счастье Шин сенсей подобрался к кофеварке и принялся не спеша заваривать себе кофе. В процессе ожидания он кинул взгляд на часы. Было уже около часа дня. Нет, он, конечно, не спешил. Единственный за сегодня урок он отчитал еще в десять, а больше никаких остолопов на сегодня не предвиделось. День был неплохой, настроение у него тоже плавало где-то выше, чем в зоне тотальной ненависти и он планировал провести сегодняшний вечер с максимальной для себя пользой. Прокатиться по городу в своей любимой машине, найти хотя бы парочку приличных ресторанов, поужинать там. Потом, может, заехать еще куда-нибудь... Нахождение хорошего бара тоже не помешало бы.
За таковыми сладкими размышлениями он чуть было не пропустил момент, когда чашка эспрессо заполнилась ровно на 30 миллилитров. Однако, кофе был спасен. И, мало того, даже усовершенствован нахождением неподалеку лимона. Все-таки в элитной школе были свои плюсы. Тут, например, в учительской всегда было что-то, помимо столов и стульев и кучи книг. Вот в Химавари, например, тут была целый кухонный уголок, где можно было сварить кофе или чай и даже полакомиться печеньем. Однако, Ли Хену было не до чьего-то печенья. У него теперь был свой эспрессо-романо и он намеревался выпить его под Вивальди у себя в кабинете.

+1

3

Сегодня у нее был свободный день, поэтому она его полностью посвятила запоминанию учебного плана предложенного программой, с учетом поправок внесенных ее наставником. Не обнаружив парочки учебников в учительской она сначала отправилась в библиотеку, что поражала своим наполнением, она была сродни их университетской библиотеки, а возможно и превосходила ее. Усердно поработав, она внесла заметки в свой новенький блокнотик с розовой закладочкой, подточила карандашики, сложила их в свой пенал, что больше напоминает походный несессер и собравшись с силами все же решила отправиться в учительскую. По сути подметив, что в это время там никого быть не должно и можно будет выпить чаю и пообвыкнуться на выделенном месте. По дороге она с упованием наблюдала за набирающей обороты весной за окном, за учебной тишиной в коридорах, где воздух был просто пропитан новыми свершениями, началам и светлой дорогой. Широко улыбаясь, что даже нижний ряд зубов был прекрасно виден, перехватив свои вещички в одну руку и толкнув дверь,  Чинатсу шагнула в учительскую, с осторожностью, но все так же улыбаясь заглядывая во внутрь помещения. Не заметив никого она вошла и продвинулась в дальний угол, где у нее был стол.
"Так пахнет кофе, может выпить кофе, а не чай?" - подумалось ей, как вдруг пришла смс, Каденокоджи поспешила отложить стопку книг и стала читать сообщение. Оно было от подруги, что тоже сейчас была на практике в другой школе. Став активно переписываться с Атсуко, Чина решила пойти к кухонному "уголку" все же заварить себе чай. Имея большой опыт она не отрывая глаз и активно хихикая или даже похрюкивая, быстро печатала ответы Ацу-чан, успешно опуская пакетик с чаем в чашку, которую поставила на блюдце, что выудила со шкафа. Не забыв о чайнике она набрала воды в него и включила на кнопку кипячения.
- Ну да, а как же. Это слепой нужно быть, чтоб не заметить. - проговорив мысли в слух, Чина повернулась спиной к столешнице и стала молниеносно набирать ответ, в принципе не замечая сенсея стоящего совсем рядом.

0

4

Вот какой был минус в работе в школе (конечно, кроме толпы слабоумных кретинов, не могущих выучить несколько простейших формул), было то, что в школе, кроме самого Лихена были еще другие учителя. А учителя в Японии были, как и почти все японцы, весьма милы, доброжелательны и всегда готовы перекинуться фразой-другой, но не Лихен. Он куда больше был бы рад, если бы они все делали вид, что других не существует. Однако, конечно же, не тут то было. Так что и теперь, когда дверь в учительскую открылась, первым делом Лихен закатил глаза, потом стер с лица выражение крайней неприязни (на то, чтобы нацеплять на себя улыбку, у него сил никогда не оставалось) и повернулся в сторону вошедшего,  чтобы обменяться парочкой приветственных интеракций.
Однако же, в учительскую зашло нечто, чему тут явно было не место. "Этим" был человек, явно девушка, явно слишком молодая, чтобы быть учителем и явно слишком глупая, чтобы оторвать голову от экрана телефона.
Лихен сначала оскорбился. Потом обрадовался. Кем бы ни была эта особа, настроение ей можно испортить знатно. А это всегда приятно. Так что окликать девулю он не стал, решив подождать, пока она сама его увидит, смутится и рассыплется в извинениях. Но ее способность не видеть ничего вокруг оказалась еще более развитой, чем он мог подумать. К тому же звуки, которые она издавала при переписке, напоминали нормальному человеку что-то из мира животных,  а не людей, достойных переступить порог учительской.
Шин сенсей чинно встал за спиной у девушки, через плечо заглядывая в экран ее телефона.
- Поразительно! Неужели теперь слепые люди могут читать смс без голосового сопровождения? - как бы невзначай заметил он, отхлебывая кофе из чашки.

+1

5

Услышав первые нотки мужского голоса у себя за спиной, да еще так рядом, она только после несколькосоттысячного удара сердца поняла смысл слов. Постаравшись отодрать от своей груди со страху приклеевшиеся руки с телефоном и закрыть его, Чина поспешила сделать шаг вперед и быстро повернуться к учителю лицом, которое в свою очередь горело от стыда.
Она поспешила поклониться в девяносто градусов.
-Приношу свои извинения - широко улыбаясь, произнесла девушка, от чего его глаза превратились в щелочки. "Что это за человек? Неужто учитель? По внешнему виду не похож, больше на владельца какой-то компании смахивает. Хотя Ацу-чан предупредила, что от этой школы можно ждать всего, чего угодно"
-Приношу свои извинения, - повторилась она - Я вас не заметила, когда входила и думала, здесь никого нет.
Ее чайник закипел и щелкнул. Почесав под ухом, она оторвала взгляд от чайника, аккуратно сложив перед собой ладони накрыв одну другой, ей хотелось выглядеть более благовоспитанной, чем вышло минуты назад.
- Может я и для Вас, сделаю ча... - Чинатсу сбилась, подметив чашку кофе, от досады она закусила нижнюю губу. Ситуацию нужно было спасать.
- Что же это я!? - вернув приветливый вид на свое лицо, довольно громко воскликнула Каденокоджи - Мое имя, Каденокоджи Чинатсу, я новый практикант, этого учебного года, моя специальность японский и древнеяпонский язык. Йорошику онегайташимас. - как можно более вежливые обороты и окончания использовав при этом. И снова поклонилась. Ее стук сердца больше напоминал один из тайко концертов, сложившаяся ситуация ее так испугала, что она себя и деть куда не знала.

0

6

Стыдить бедных юных девушек было пребесподобнейшим занятием. Эти ужимки, опущенные глаза и запинки. Однако, эта решила, что улыбка на пол лица будет лучшим извинением. Лихен скривился, как от кислого лимона и коротко кивнул в ответ на извинения. Явно, она была не школьницей, хоть и была все еще очень молода, и если бы одета была в форму, а не в шаблонный рабочий костюм, ее можно было бы спутать со старшеклассниками. Однако же, этот самый костюм был такой простенький, что сразу выказывал в ней особу не высокого статуса.
"Может, забредшая журналистка в поиске сенсации? Или торговый агент?"
Когда она представилась, учитель даже слегка приподнял брови. О практикантах его не предупреждали. А стоило ли говорить, что сюрпризы Лихен не любил? Тем более сами ее слова никак не мешали бы ей оказаться таки переодетой журналисткой. Впрочем, директор отличался поразительной способностью делать всякие глупые вещи, так что, как бы не хотелось Лихену обратного, вероятность, что она говорит правду, была слишком велика. Он еще раз окинул ее взглядом. Подумал о том, где же плодят таких пустоголовых оптимисток. Еще отпил кофе.
- Мммм... - протянул он в ответ. Представляться он и не думал. Честно говоря, в голове Лихена как-то не укладывалось то, что его могут не знать. - Это хорошо, старый от нас ушел.
Конечно же, никакого "старого" не существовало, но этой Как-то там-Кодзи надо было сразу очертить все масштабы трагедии и сделать все, чтобы в школе она избегала Лихена, как прокаженного. Еще чего не хватало - с детьми няньчиться!
- Так вы уже приступили к работе? Отлично, отлично.. - Он допил кофе и поставил чашку в раковину. Перевел взгляд на девушку и после небольшой паузы кивнул на чашу. - Работайте, работайте. Практикуйтесь.
Лихен отошел к своему столу. Помыть чашку - это не то. надо было придумать что-то по-хлеще. Так, чтоб раз и навсегда. Он начал шарить глазами по столу и учительской в попытках найти какое-то такое противное дело, чтобы она сразу сбежала. А лучше расплакалась, а потом сбежала. К сожалению, все было предельно на своих местах. В расстроенных чувствах он подошел к принтеру и обнаружил емкость шредера, заполненную мелко порезанной бумагой. В том, что это был мусор, Лихен не сомневался, но его губы все равно растянулись в ехидной усмешке.
- О нет! - театрально громко и с выражением сказал он. - Похоже, наш прошлый практикант в отместку уничтожил очень важные бумаги! Что же делать!
Он повернулся и уставился на девушку с нескрываемым триумфом.
- Похоже, у вас появилось даже первое занятие. Это н такая тяжелая работа, так что можете приступать.

+1

7

"Старый ушел? Кто ушел? Как ушел? Почему?" - в горле все в миг пересохло. Ей ничего не говорили о старом, наоборот, ей говорили, что она такая молодец и мало кого вообще берут в Химавари, а тут видишь ли такое. А теперь самое важное, почему он ушел? Может в связи своими какими-то вопросами.
Ситуация ей не понравилась и узнать подробности хотелось, но у кого непонятно. Этот господин, явно не хотел об этом распространяться. Да и о себе не хотел тоже, он не намекнул даже о том, кто же такой.
Но будучи исполнительной, она помыла тщательно чашку и перевернув ее поставила высыхать, быстро вытерев руки о бумажное полотенце девушка среагировала на тревожный восклик нового не совсем знакомого.
"Уничтожил бумаги! Как же так? Разве такое допустимо? Что за человек был этот практикант?" - не прикрывая удивление и тревогу за успорченные бумаги, Чина уставилась на шредер, прикрыв рот ладошкой.
-Правда? Какой ужас! - неподдельно посочувствовав и одновременно устыдив своим тоном того "старого", Чинасту убрала правую руку от своего лица, в полной растерянности, не знала куда деть ее, она  заложила прядь волос за левое ухо, потом обхватив указательный палец левой стала смирно.
Каденокоджи не хотела быть как тот, она хотела проявить себя и показать, что лучше, во всяком случае она бы не уничтожила нужные документы.
-Но, - она замялась - как их можно спасти?- Может есть где-то на электронном носителе, я бы могла все снова собрать, с Вашего позволения, а так даже не знаю, такие мелкие полосочки. Попробовать их склеить? - без особой уверенности предположив, она попыталась оценить, возможно ли это. В принципе, если никто не рылся, то все возможно в этой жизни, правда день будет потерян, нееет, он скажет, просто собрать новые, наверняка.

0

8

После небольшой паузы Лихен моргнул.
- Ну конечно же этих документов больше нигде нет! Иначе зачем было бы ему их портить? Конечно же, их нужно восстановить в самые кратчайшие сроки! Все будут очень признательны, если вы этим займетесь.
Господи, да это же было проще, чем забрать конфету у младенца! Заставлять других людей делать никому не нужную работу и наблюдать за тем, как они пыхтят, пытаясь услужиться – бесценно. Такого зрелища Лихен пропустить не мог. Вивальди и кабинет могли подождать своего часа, а вот наслаждаться пытками нужно было сейчас. Так что сенсей пошел и заварил себе еще кофе, уселся за стол, для вида достал классный журнал и поглядывал поверх чашки на усилия практикантки.
В какой-то момент он даже задумался о том, что работник из нее мог выйти не плохой и, возможно, она прижилась бы даже в Химавари, но ей не посчастливилось в первый же рабочий день повстречаться именно с ним. «В конце концов, я ее, возможно, даже спасаю. Такой мягкотелой натуре явно не место среди лоботрясов, имеющих возможность купить все на свете и считающих, что это самое главное в жизни достоинство. А так она уйдет уже сегодня, без этого стресса, слез и нытья подругам о том, какие тут все меркантильные подонки. Как ни посмотри, делаю одни хорошие поступки! Я – часть той силы, что вечно хочет зла, но совершает...»
Из раздумий его вывел звук звонка. Он покосился на часы. У детей было время обеденной перемены, а значит, перерыв большой и все сейчас повалят в учительскую.
Словно в подтверждение его мыслей, дверь распахнулась, и в учительскую начали понемногу стягиваться коллеги. Они здоровались с ним, он им кивал, они странно поглядывали на практикантку и перешептывались, он им кивал уже более многозначительно. Череда гляделок и кивания закончилась, когда в учительскую зашел директор.
- Аааа, я вижу уже все в сборе. А где же наша…. Каденокодзи сан? – Он нашел глазами девушку и непонимающе свел брови. – А что вы делаете?
- Вот, вот и я говорю Намио сан, - встрял Лихен. – Зачем заниматься подобной ерундой? Не лучше ли ознакомиться со школьными правилами, документаций и способами работы. А она мне знаете, что отвечает? «Я сама прекрасно знаю, что мне нужно делать, не зря же меня сюда взяли в Химавари на практику хотя до этого не брали никого, даже с самых престижных вузов».
Директор посмотрел на девушку, не совсем довольно сомкнул губы в тоненькую полосочку.
- Вот уж не знаю, эти современные дети… Чему их вообще учат сейчас в университетах? Когда я преподавал, главной целью обучения было вызвать уважение к старшим, прислушиваться к ним, перенимать опыт. А тут… - Он без какого либо зазрения совести посмотрел прямо в глаза девушке. – И это еще и будущий учитель! Стыдно такой быть, милочка!

+1

9

Сразу же поклонившись директору на  девяносто градусов, но поспешив вернуться к своему важному заданию, Чинатсу пыталась сверить одну ленточку листа с другой сжимая обе-две между указательным и большим пальцем, словно в попытке медитации. Ей казалось, что директор лишь похвалит ее усердие и примет во внимание, что она не такая как "тот".  И от того ее занятие не казалось ей таким уже глупым и изнурительным.
Но расслышав слова учителя Ли она не могла пошевелиться, от досады ее шея практически срослась с плечами, а нижняя губа практически накрыла верхнюю, при этом морщины на подбородке были похожи на морщины на пальцах после длительного купания в воде.
"Как же так? Все ведь не так". Отодвигая уже немного разсортированные ленточки, Каденокоджи медленно поднялась. Она ощущала себя униженной, обманутой и даже виноватой. Директор ей напоминал отца и ей хотелось быть в его глазах только отличной, только хорошей, а тут такое. Но она ощутила еще новое чувство, желание мести, желание взять реванш. Месть - как морожено же, сладкая и холодная, поэтому ее это успокоило. Она любила сладкое. Клубничное бы подошло, розовое и вкусное. Ммм. Да.
И не владея иной техникой чем "рубить топором правду" она собралась с духом, набрав побольше воздуха, звонко прощебетала:
- Но, Намио-сенсей, Директор... - девушка немного смутилась. Ее слово здесь ничего не стоило, она понимала, но иначе не могла. - Подобные слова довольно оскорбительны, при всем моем глубоком уважении к учителю... - она снова притихла, тяжело вздохнув поняла, что имя он так и не назвал. - что не посчитал правильным представиться, все было совершенно нет так. Понимаю, что подобными словами, я не могу улучшить свою репутацию, но не могу видеть, когда такого человека как Вы, директор, обманывают, даже по средству таких наивных практиканток как я. Данное задание мне было вручено учителем, как необходимость в исправлении недопустимого поступка предыдущего практиканта - указав ладонью на мужчину, что поставил ее в неудобную позу, она опустила взгляд, ей было и правда тяжело, но она старалась быть точной и вежливой и честной. - и к концу моей оправдательной речи, смею заметить, что не выражалась в подобном ключе,  так как, не могу себе такое позволить ввиду гордости за оказанную честь быть здесь и ответственность сохранения лица своего университета и в частности факультета. - она выдохлась, но у нее в запасе было еще парочка вежливых оборотов и она была готова идти дальше, хотя в своей голове она уже лежала в свое комнате и плакала не смыв макияж. Ситуацию спас сам директор. Мягко улыбнувшись или скорее хмыкнув будто сдерживая смех он посмотрел на сенсея  и хлопнув в ладоши, все же решил заговорить:
- Похоже, ситуация сложная и требует долгих размышлений, а на это нужно время, что само по себе драгоценно. Каденокоджи-сан примитесь за нужные дела - он подчеркнул нужные и дотронулся до плеча учителя - Шин-сенсей, что вы такой шутник, не первое же апреля, но дисциплинировать практикантов вы всегда умели. Есть у меня к вам одно дело, хотелось бы переговорить. Можно на нейтральной территории и конечно же в любое удобное время для Вас, но как можно скорее. - засим довольно осмотрев учительскую и недовольно покачав головой на кучу бумажных лент разложенных на столе вышел из учительской.

0

10

Шин с превеликим удивлением уставился на молодую девушку. Во-первых, потому что такое выражение лица подходило под его придуманный образ. Во-вторых, потому что не ожидал, что она будет пытаться себя оправдать. Он ожидал, что она растеряется, опустит глаза и начнет извинятся. Или, что было бы вообще замечательно, расплачется и сбежит. Но нет. И, Возможно, она даже смогла бы завоевать какую-то каплю его уважения, но окончание ее речи полностью все перечеркнуло.
"Типичнейшая, скучнейшая зубрила" - вынес свой вердикт сенсей и посмотрел на девушку полным уничижения взглядом. Все зачатки интереса к ее персоне тут же пропали. - "Честь своего университета. Звучит так, как будто она из девятнадцатого века. Небось даже рейтузы носит, как бабушка завещала".
Он еще раз окинул девушку презрительным взглядом и вышел вслед за директором из учительской. Тот Позвал его в свой кабинет.

- Что? - с неподдельным возмущением выкрикнул Ли Хен, когда выслушал директора. - Да ни в жизнь. Не согласен и точка.
- Почему? Это же почти ничем не отличается от обучения школьников.
- Если вы хотите, чтобы она сидела за партой на моих уроках - тогда пожалуйста. А вот наставлять ее в профессиональном плане я не собираюсь.
- Но почему? Она очень способная, обязательная и трудолюбивая ученица. Ей не хватает опыта, это да, и, возможно, немного храбрости и стойкости. Но ведь именно вы можете этому научить лучше, чем другие.
Лесть, конечно, пришлась Ли Хену по душе, но это еще не означало, что он согласен брать маленькую зануду в ученицы.
- Она мне не нравится. - Закинув ногу за ногу вынес вердикт Ли Хен и пожал плечами - Она скучная и примитивная.
- Не самый большой порок, как для школьной учительницы, не правда ли?
- Я буду ее донимать, а она даже не сможет дать отпор. Будет приходить к вам и лить слезы, рассказывая, какой я плохой человек. - Честно предупредил мужчина.
Директор вздохнул.
- Я уверен, что она более стойкая, чем вы подозреваете.
- Она слишком юна.
- И при том является одной из лучших выпускниц.
- Она...
- Шин сенсей, - перебил последующие пререкания директор. - Ли Хён. Я не могу тебя заставить, правда. Если ты откажешься, я найду кого-то другого ей в наставники. Но, пожалуйста, хотя бы попробуй. Один триместр, дальше сможешь отказаться. Это будет моей личной просьбой.
Ли Хён замялся. Он ненавидел этот тон директора. Лучше бы тот приказал ему взять студентку под предлогом увольнения. Но вот этот обреченный, немного грустный голос...
- Ладно, - в конце концов сдался он. - Но только триместр! Дальше я сам решу, что с ней делать! И в мои методы не вмешиваться!
Директор поднял руки вверх.
- Да-да, как всегда, как всегда. Спасибо тебе. А теперь иди, вам же еще надо познакомиться.
Старик заговорщицки подмигнул и Ли Хену стало еще более тошно. Он скривил губы, как будто только что взял в рот горькое лекарство и вышел из кабинета.

Немного приоткрыв дверь учительской, он просуну туда только голову. Нашел глазами студентку и ткнул в нее пальцем, а потом вильнул головой в сторону выхода.
- Да, да, ты, труженица села,- не выдержал он. - На выход. Быстро.

+1

11

Поймать на себе ответный взгляд Шин-сенсея было ужасно. Словно, ты заблудился в лесу и на тебя уставился енот странного поведения и ты не знаешь, бежать ли от него или же забить ибо животное явно страдает бешенством. Хотя пример не точный.

С трудом пережив и встретив все колкие взгляды, что заставили пробежаться сотни тысяч мурашек по ее коже, Чина проводила взглядом директора и учителя, когда те скрылись в кабинете. Плюхнувшись безвольно на стул, она с шумом выдохнула поглаживая себя по животу, как бы успокаивая. Директор отреагировал странно на ее слова, но вроде бы не зол на нее. Но, что если они там обсуждают отказ от нее, как от практикантки? “Этот Шин-сенсей! Cтойте, что это за фамилия такая!? Откуда он? Из Китая? Может у него плохо с языком и он не то имел в виду, что сказал.” Тут она удивленно пискнула, заметив, что привлекла внимание других учителей постаралась сделать занятой вид и открыла свой блокнот. Уставилась на него, отложила и убрала бумажки с шредера мусорку, снова взглянула в ежедневник. Там она выписала имена всех учителей и их предметы. “Но его произношение было безупречным и он явно имел в виду то, что хотел. Вот, Шин Ри Хён” — прочитав его имя написанное катаканой, Каденокоджи сдвинула брови. “Точно, учитель из Южной Кореи, я же гуглила. Удивительно, у нас на факультете так мало студентов по обмену, что ни одного корейца. Я совсем не подготовлена к общению с иностранцами...” — тут Чинатсу вспомнила, что у нее факультет японского, древнеяпонского языка и истории Японии, в ответ она понимающе покивала головой. “Оно и логично. Но почему так вышло? Ведь я же ничего не сделала… В смысле… Главное не плакать. Будь сильной девочка! Ты всё сможешь, правда и справедливость на твоей стороне и”

Потирая кончик носа указательным пальцем и хмуря лоб она уставилась на имя учителя, пытаясь как-то объяснить их недопонимание в голове роились мысли “Вот жеж козёл, как же ненавижу, глаза мои бы его не видели, всё верно буду его избегать и стараться всегда быть рядом с ним только при свидетелях! Зачем так посту… Но а вдруг меня уже выгнали?”
— Да, да, ты, труженица села,— услышала она строгий и громкий голос — На выход. Быстро. — подорвавшись с места, она автоматом захлопнула блокнот и взяв его с собой засеменила за Лихёном. Порой, она удивлялась своей послушной исполнительности. “Неужели уже выгнали? Вот горе, родители так радовались услышав новости, как теперь быть, как теперь сообщать новости о полном крахе. А потом я вернусь в универ и меня засмеют. Как минимум пятеро хотели попасть на мое место” Она уже стала представлять сочувствующие лица друзей и предложение выпить, конечно она не откажется, но позвонит родителям когда протрезвеет и поплачет вдоволь.

Они оказались в кабинете Шин-сенсея. Это немного смутило Натсу и оглядываясь на довольно роскошную обстановку, как для кабинета учителя и “...с каких пор у учителей есть свои кабинеты и кресла похожие на трон...?” В любом случае она решила, высказать всё как на духу, раз с этим человеком они больше пересекаться не будут и вообще. Да он старше и опытнее, но так не поступают нормальные взрослые личности. Возможно, если она сейчас всё скажет, то следущий ставший на ее место будет в большей безопасности, ведь этот человек назвавшийся учителем подумает и вспомнит ее перед тем как портить жизнь другому практиканту. Может даже придется писать письмо директору с объяснениями, но совесть ее будет чиста.
Оказавшись за закрытыми дверьми, выдержав паузу пока мужчина окажется перед ее глазами, Каденокоджи положила блокнот подмышку и сжала кулаки принимая очень серьезный и грозный вид.
— Я не знаю зачем вы добивались... — она споткнулась, попыталась начать снова, но тон был куда мягче, сбивчивый. — Просто, мне сложно понять, вы совсем не знаете меня, — с усилием поднимая каждый раз глаза с пола на учителя, она как и всегда не умела толком постоять за себя, если это не экстренная ситуация, как минуты раньше. — это конечно, могла быть шутка, но раз меня из-за нее уволили
Она взяла блокнот и стала большими пальцами потирать розовую обложку.
— Так поступать пло-хо — словно надувной шарик она сдулась к концу выдохнув.
Зачем они вообще тут, если ее уже выгнали?

Отредактировано Kadenokouji Chinatsu (11.07.2017 16:05)

+2

12

Не потрудившись даже придержать дверь, Ли Хен резко ворвался в свой кабинет и тут же продвинулся к столу. Отодвинул кресло, уселся в него. Уперся локтями о столешницу, пальцы скрестил в замок и положил на них подбородок.Хмуро посмотрел на девушку. Она явно нервничала.
"Студентка, что с нее взять. Небось самое страшное, с чем сталкивалась - это экзамен без предварительно оглашенных вопросов. Хотя нет, эта была явно из активисток. Так что могла ДАЖЕ столкнуться с местным студенческим профсоюзом. Но вот точно нигде не работала, иначе бы не стояла, как отличница после первой полученной двойки."
Он уже хотел было сказать что-то язвительное, но она решилась заговорить первой. Еще и как заговорить! Ли Хен от удивления даже бровь поднял.
Конечно, это была совсем не та реакция, которую он ожидал. Но и не так, которая могла бы ему понравится. То есть, она начала отстаивать свое мнение. Пыталась показать, что она тоже достойна уважения и показать свою значимость. Но вот получалось это... Как будто щенку одели жесткий ошейник и он, возомнив себя взрослым страшным псом, пытается лаять на прохожих. Конечно, скажи она правда что-то дерзкое, поставь его на место, он, возможно, даже простил бы ей. Возможно, даже отнесся чуточку лучше. Но это было невозможно. Нет, явно это не про нее. Это была совсем другая студентка, которая ругалась с преподавателями, отстаивала свое мнение, а потом страдала от предвзятого отношения.
Ли Хен хмыкнул.
- Ты родилась в ничем не примечательной семье рядовых работников. Родители, конечно, были немного странноватые, но любящие. В школе была отличницей, как и в университете. Причем явно часто пятерки тебе ставил не за знания, а за то, что ты доставала учителей и им было проще пойти навстречу. Любишь, чтобы все было по правилам, все на местах. Питаешь слабость к странным мелочам. И, - он брезгливо скривил губы - розовому цвету.
После этой речи Ли Хен вздохнул и откинулся на спинку кресла, заведя руки за голову.
- Ну так что? Кто тут кого совсем не знает? Ты такая же, как другие. Таких - тысячи и тебе просто повезло оказаться в этой школе. На твоем месте мог быть абсолютно любой, но система (глупая штука, скажу я тебе), почему-то выбрала именно твой номер из всей базы практикантов. Так что остынь и слушай все, что я тебе говорю. Ты остаешься в школе, не переживай. Переживать тут надо только мне, потому что меня назначили твоим руководителем. Поэтому, отныне я буду решать, что плохо, а что хорошо. И если я тебе говорю, "прыгай" ты спрашиваешь "как высоко?". Я говорю -"пой", ты - "сейчас угадаю мелодию". Я говорю "принеси мне стейк из столовой", а ты отвечаешь...
Он на секунду сделал паузу, зазря надеясь, что она продолжит.

+1


Вы здесь » Himawari Gakuen » #Flashback » Учитель - это призвание