Himawari Gakuen

Объявление


ученики учителя горожане кроссоверы нужные персонажи срочно ищем!


акции помощь новичку фракции валюта отношения текучка отчиталка набор штата АДМИНИСТРАЦИЯ

Дата: 28.08.2016-4.09.2016
Погода: жарко и сухо

сюжетные квесты

► Новый дом
Запись в дома по квесту
► Поиск правды
Запись в детективы

новости

► Главные новости за последнее время



Лучший эпизод: Один раз - случайность, два - тенденция, а три - закономерность

Кай стояла, опустив глаза в пол. Она выпятила нижнюю губу, нацепила на лицо выражение крайней скорби и хныкала.

- Ну дяяяденька, - жалобно завела она в который раз. - Ну пожааалуйста, простите. Ну только в этот раз, честно-честно.
Перед ней и владельцем магазинчика на витрине лежало несколько блокнотов, набор гелевых ручек и точилка в виде панды. Все это Каири пыталась вынести, не заплатив, и была поймана с поличным.
Владелец комбини был, по сути, человеком не злым, а потому правда не знал, что делать. В то же время непутевую школьницу надо было наказать, а потому он грозно раздувался и возмущался, грозясь отвести ее в полицию.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Himawari Gakuen » Archive » Как собака с кошкой друзьями стали. Старинная японская сказка.


Как собака с кошкой друзьями стали. Старинная японская сказка.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Сатору Ирие, Кагава Кейко
Период подготовки к недавним экзаменам
Библиотека их прежней школы, послеполуденное затишье

***

Всем иногда надо выпускать пар, и ангелы - не исключение из этого правила. Кейко ужасно старалась быть идеально милой и очаровательной, нравиться всем, даже тем, кто, казалось бы, вряд ли будет ей чем-то полезен. Ей хотелось, чтобы ею восхищались, любовались, возможно, даже завидовали; ей нравилось быть в центре внимания, когда какой-нибудь семпай при всех открывал перед ней дверь благодаря ее улыбке и после этого все ее так называемые подружки шушукались и толкались локтями.
Это был совершенно обычный день. Разные неудачи случаются часто, так что особых причин для вселенской катастрофы именно в этот день не было. Но имеено сегодня, точнее вчера вечером, сестричка опять убежала из дома, и похоже, возвращаться не собиралась. С одной стороны, это была вполне неплохая новость, с другой - неприятная, потому что нужно было изображать страдающую сестру. Поэтому с самого утра Кейко целых двадцать минут первого урока просидела в кабинке туалета, "плача" и слушая утешения подружек, а потом напустила вид "добровольно согласившейся нести свой крест". Как назло, по литературе они проходили како-то сопливое произведение, в котором говорилось о сестрах. Так что пришлось выскочить из класса и опять сидеть в туалете. По идее, после уроков она собиралась отправиться к одной из одноклассниц, но во взвинченном состоянии и с красными глазами ей совершенно не хотелось опять что-то изображать и выслушивать соболезнования от дураков. и сразу после урока кейко помчалась в библиотеку.
По крайней мере здесь никого не было. Конечно, до экзаменов все, кому не лень, шли в библиотеку, это ясное дело, но стояла слишком хорошая погода, а завтра начинались выходные, поэтому большая часть учеников решила посвятить учебе другое время. Именно поэтому Кейко была уверена, что в библиотеке никого нет, беглый осмотр помещения также не выявил посторонних. Девушка выдохнула, стараясь хоть чуть-чуть успокоиться, и устроилась на столе, покачивая ногой и время от времени задевая соседние полки - какая мне-то разница. Свалятся - не на меня. Да если и свалятся, это будет означать лишь то, что школа на нас экономит. Кто подумает на Кейко-чан? Однако даже покачивание ногой не успокаивало ее, и она уселась на пол, опять-таки не беспокоясь о школьной форме. Вытянула ноги, закрыла глаза...
И услышала, как кто-то открыл дверь. Успела промелькнуть лишь негодующая мысль даже здесь нашли! и желание подняться на ноги, чтобы посмотреть, кого она теперь будет ненавидеть до конца этого семестра, но подняться она не успела. Кто-то так же быстро захлопнул дверь и повернул ключ в замке; а затем Кейко отчетливо услышала удаляющиеся шаги.
У двери она оказалась, должно быть, в ту же секунду. Только уже было поздно. Раздражение достигло своей высшей точки: не задумываясь о том, что делает и как это отразится на ее годами выстраиваемом образе ангела, который никогда не злится, никогда не кричит и никогда не делает ничего асоциального (а зачем задумываться? никого же здесь нет), Кейко молча и с выражением бессильной злобы на лице одну за другой принялась хватать книжки и швырять их в запертую дверь. В ход шло все, что только попадалось ей на глаза. Кейко не задумывалась о том, что из-за этого грохота кто-нибудь вернется и отопрет ее. и увидит страшный беспорядок; она вымещала накопившееся раздражение как могла.
Наконец она попятилась от двери, заваленной книгами самых разных цветов и форматов, еще там лежал глобус - и он, кажется, треснул, - и пара статуэток, которым крупно повезло, что они не были ни гипсовыми, ни керамическими. Девушка застонала и зажмурилась.
- Какого черта? Боже, почему здесь все такие идиоты? Зачем мне стараться им понравится, если они настолько тупы, что не замечают ничего дальше носа, если их так легко провести? - произеся эти слова, она почувствовала себя довольно глупо. Прямо реплика из дурацкого романа... вроде этого, - они толкнула носком туфли книгу у ее ног.
Сбоку послышался какой-то шум. Не успев даже подумать о том, чем ей это грозит - в груди Кейко просто начала подниматься волна ужаса при мысли о том, что кто-то все это видел - она повернулась и увидела своего одноклассника, Сатору Ирие. Парень прислонился к книжной полке и с непонятным выражением лица разглядывал груду книг у двери.

+1

2

Черт. Ну же, быстрее соображай, что сказать. Даже представлять не хочу, что он подумал. Что я ненормальная? Что я круглая дура? В любом случае нужно как-то объяснить, что тут происходило.
- Ммм... Прости, Сатору-кун, я тебе помешала? - как можно более вежливо спросила она. Явно парень злился из-за грохота, к тому же, если он был в библиотеке до нее, то был вынужден слушать и пинки, которые она отвешивала полкам. Так что общая фраза вроде "не помешала ли я тебе, ах прости-прости" был довольно глупой. Конечно, помешала. Усугублять ситуацию и вызывать его гнев она точно не хотела. Хотя с другой стороны, подумала Кейко, еще кто из нас виноват. Угораздило же его придти сюда. Я не просила его торчать в библиотеке и подслушивать... так что сам виноват, что вечно ходит по библиотекам и учится. Как вообще можно столько учиться? - Мне очень жаль, если я отвлекла тебя. Ты всегда так усердно стараешься. А я... я тут порепетировать решила, думала, никого нет. Но слегка переборщила.. да? Куча книг, несчастный глобус, статуэтки, пара картин и карта. М-да. Совсем слегка.
Собственно, положение теперь никак было не исправить. Перед Кейко стоял выбор - либо как-нибудь польстить Сатору и мирно переждать, пока кто-нибудь не придет и не отопрет их, либо - что по идее вообще не должно было рассматриваться - плюнуть на все, сказать ему какую-нибудь гадость и... вот тут должны были стоять слова "гордо удалиться", но это тоже был не вариант. Тогда, что я должна сказать в качестве лестного замечания? Посмотреть на его нехилую стопку книг, потрогать пальчиком наиболее толстую, медленно читая иероглифы и выдать что-нибудь типа "ах, какой ты умный, Сатору-кун! Глупым девушкам вроде меня и половины этого не осилить, я даже и не берусь за такие книги!" Кейко слегка поморщилась. Эти слова она говорила иногда раз в день, иногда несколько. Обычно это действовало на старшекурсников безотказно, но не нужно быть гением, чтобы понять, что с Сатору такой номер не прокатит. Они очень мало общались, да пожалуй что вообще не общались. Кажется, последний раз я к нему обращалась чуть не месяц назад, это было в столовой, что-то в стиле "передай салфетку, пожалуйста?" На самом деле Кейко затруднилась бы сказать, с кем Сатору общался хорошо. Как староста, он был ответственным и довольно уверенным в себе, но непохоже, чтобы его волновало общественное признание. Делая объявление, он не выглядел человеком, которому нравилось находиться в центре внимания. В этом было их огромное различие. По крайней мере, ей самой так казалось. В то же время было заметно, что его раздражал шум толпы; ее порой тоже, но по большей части она любила внимание, а без толпы нет внимания, так что с этим надо было мириться. И еще его раздражали глупые люди. Вот это было совершенно так же, как у нее. Но как раз глупых легче всего заставить замирать в восхищении... это основная масса толпы. Без них никак.
Кейко снова устроилась на столе и принялась обдумывать следующий шаг. Сатору читал какую-то свою книжку - какую именно, ее не особенно волновало. Какое это имеет значение, когда он не из тех, на кого можно произвести впечатление? Что бы я ни сказала, он просто посмотрит на меня без какого-либо выражения на лице... или вообще не посмотрит. Хотелось бы мне знать, о чем он думает. Когда на лице вот так вот не написана ни одна эмоция, когда человек целый день ходит, почти не меняя выражения лица... может, в голове он прокручивает упоительные картины расправы с особенно глупыми, шумными и надоедливыми? Вот откуда мне знать, может, он сейчас представляет, как на меня рушится дом или еще что-нибудь? Конечно, я ведь одна из источников шума для него. Именно поэтому надо было помолчать и подумать, что сказать дальше. Правда, после минуты молчания она почувствовала себя как-то неуютно. Как будто сквозняк. Прямо по спине пробирает. Она оглянулась и встретилась взглядом с холодными глазами Сатору, в которых буквально читалось желание порвать Кагаву на мелкие клочья.
- Прости, - с искренним удивлением сказала Кейко. - Я тебе свет загородила? Или еще что-то? Сама не заметив, она перешла на чуть более язвительный тон - слишком уж он спокоен. Такое ощущение, что все мои старания прошли мимо него.

Отредактировано Kagawa Keiko (11.04.2011 17:31)

0

3

После такого "полного дружелюбия и теплоты" ответа Кейко даже не нашлась что сказать. Дааааа... Холодность Ирие-куна может обескуражить кого угодно. Но ведь не может быть, чтобы он был таким на самом деле? Может, это попытка избавиться от назойливых людей? Обычно дети приходят в школу и тут же заводят кучи друзей... Способов для этого немереное количество. Они хорошо работают и в случае, если надо закрепить дружеские отношения, и, конечно же, Кейко пользовалась ими по семь раз на дню. Изображать участие и сочувствие, играть в вселенскую дружбу...
Но она устала. Невероятно устала от этого всего. Потому что такое положение означало, что она не может позволить себе ни единой негативной эмоции; она не должна повышать голос, когда эти идиоты все делают не так, как надо, она не должна отворачиваться, когда какие-нибудь толстушки, дочки шофера коллеги ее отца лезут к ней обниматься и говорят, какая она хорошенькая, она должна принимать криво вышитые крестиком кошелечки и непременно носить их напоказ - то же самое насчет одинаковых браслетов и отвратительно связанных шарфов, не говоря уже о бенто, "сделанных с любовью" из непонятных продуктов. На все Кейко должна была мило улыбаться и смеяться, хотя иногда ей хотелось придушить кого-нибудь из особенно нерадивых типов.
Но Сатору-кун не относился к людям, которые строят из себя милашек. В каком-то смысле он был счастливее, чем Кейко, потому что не обязан был ничего изображать... Глупо. Я ведь сама этого хочу. Я ведь не хочу постоянно сидеть в библиотеке и общаться с классом лишь посредством объявлений о предстоящей поездке в горы? Я хочу, чтобы все восхищались мной, и при этом вслух. Но все равно...
- Знаешь, Сатору-кун, а ты ведь везунчик... - задумчиво произнесла Кейко, скорее себе, чем ему, наклоняясь и поднимая книги, разбросанные по полу. Лучше заняться этим раньше, чтобы, когда кто-нибудь придет, не возникло ненужных вопросов. Так не хочется сочинять очередную байку. Большинство без труда можно было поставить на прежнее место, но целую стопку надо было отнести в соседний отдел. И откуда я только их взяла?.. Она перехватила книги поудобнее и свернула в проход между полками.
- Так-так... где же они должны стоять? - она осмотрелась, но беглых посещений библиотеки было явно недостаточно, чтобы запомнить расположение всех отделов. Хотелось бы оставить все эти пыльные и тяжелые стопки бумаги, но они слишком бросились бы в глаза, а старичок, работавший здесь, вряд ли оставил бы даже саму ее без нагоняя. Возраст, возраст... Безуспешно осматривая надписи на полках, Кейко нерешительно выглянула из-за стеллажа и поискала глазами Сатору-куна. Вот он точно смог бы помочь, наверняка знает лучше самого старика, что где здесь лежит... Но навряд ли мне удасться просто так обратиться к нему за помощью. Все, что меня ждет - это равнодушный взгляд человека, уверенного в том, что перед ним девушка, которая имен половины этих авторов даже никогда не слышала. Ну уж нет, сама разберусь.
Однако гордое решение о самостоятельности особенно не помогло. Промучавшись с книжками еще немного, она почувствовала, как руки у нее буквально-таки ломит от усталости и, прислонившись к одной из полок, тихонько позвала:
- хм... Сатору-кун? Не поможешь мне? - и выжидательно замерла, представляя лицо парня, которого отвлекли от его толстенной книженции. Вздохнула - ничего не поделаешь - и, упершись в книжки подбородком, хотела устроиться поудобнее и освободить затекшую руку, как вдруг почувствовала, что коленом подвинула полку, на которую опиралась.
- Ой-ой, - пробормотала она, и книжки обрушились, правда, не таким роскошным погромом, как двадцатью минутами раньше, но довольно ощутимо приложив ее по голове. Кейко тихонько зашипела и инстинктивно подняла руки, совсем забыв, что держит стопку учебников.

0


Вы здесь » Himawari Gakuen » Archive » Как собака с кошкой друзьями стали. Старинная японская сказка.